«Восьмерка» из ЧССР: ретротест спорткупе Skoda Garde

«Восьмерка» из ЧССР: ретротест спорткупе Skoda Garde

Даже непонятно, чем эта машина заводит. Почему хочется ехать быстро и с огоньком? Непритязательное внешне, купе подкупает какой-то юношеской мускулистостью и собранностью. Да и заднемоторная компоновка здесь скорее достоинство, нежели архаизм.

Когда в 1964 году после масштабной реконструкции завода в Млада Болеславе, направленной на значительный рост производства, с его конвейера сошла первая заднемоторная и с несущим кузовом модель — Skoda 1000 MB, даже ее создатели наверняка не предполагали, что общая схема автомобиля проживет четверть века. Конечно, машины модернизировали — меняли дизайн, форсировали двигатели, но концепция была неизменной, и чехословацкие Шкоды, наряду с нашими Запорожцами и польским FIAT 126, по сути, стали последними в истории массовыми заднемоторными автомобилями. Спортивные суперкары в данном случае не в счет.

Последнее заднемоторное семейство седанов Skoda 105/120 стартовало в 1976 году. А в 1981‑м появилась традиционная для фирмы двухдверная версия спортивного типа. Фирма Skoda, кстати, была единственной на тот момент в странах социализма, делающей подобные автомобили — непрактичные и легкомысленные с точки зрения нужд неизбалованного покупателя.

Машине присвоили даже собственное имя Garde (по-чешски — «гвардия») и оснастили, конечно, самым мощным на тот момент двигателем. Не бог весть что: 1,2 литра, 54 л.с. Коробка передач — обычная для тех лет четырехступенчатая.

Важным отличием этого семейства от предыдущих стал радиатор системы охлаждения, перенесенный, наконец, вперед — в багажник. Конечно, пришлось тащить через машину шланги, зато значительно улучшилось охлаждение. Что особенно заметно при больших нагрузках.

Машина выглядела вполне современно — не хуже большинства европейских аналогов тех лет.

Производство Skoda Garde наладили на филиальном заводе в Квасинах, где традиционно делали спортивные модификации — родстеры и купе. Эта ярко-желтая машина, с которой мы и знакомимся, — 1982 года и практически в первозданном виде, если не считать нескольких дополнений в стиле «соцтюнинга» (спортивных противотуманок и довольно продвинутой по тем временам магнитолы).

Конечно, постоянно напрашиваются сравнения с нашей «восьмеркой». С поправкой, правда, на то, что ВАЗ‑2108 появился на пятилетку позже, и создавали его все-таки не в качестве спорткупе, а как семейный трехдверный хэтчбек. И тем не менее от сопоставлений не открутиться. Здорово было бы свести машины в очном поедин­ке, но пока в отношении «восьмерки» доверюсь памяти.

ВАЗ‑2108 с базовым мотором 1,3 литра был на 11 сил мощнее чешского и порезвее. Но и Skoda с её 54 силами едет на удивление энергично. Особенно если не лениться вовремя переключать передачи. Кстати, четкость работы рычага переключения тоже похожа на вазовскую. У «восьмерки» тяга идет вперед, у Шкоды — назад. Избирательность в обоих случаях — неидеальная (особенно по сравнению с Жигулями), но вполне сравнимая и в целом приличная.

Чешский «гвардеец» цепко держится за дорогу и при этом вовсе не вытрясает душу. Полностью независимые подвески Шкоды обеспечивают хороший комфорт даже на неидеальных участках. Усилителя руля нет, но он и не нужен. Некая небольшая тяжесть вовсе не напрягает, напротив — обеспечивает хорошее взаимопонимание между водителем и автомобилем.

Даже управляемость Шкоды и ВАЗ‑2108 сравнимы. При том, что Шкода — заднемоторная, а «восьмерка» — переднеприводная. Но сравнимы в том смысле, что обе машины сконструированы грамотно, ведут себя понятно и предсказуемо, и для своего времени и своего класса в какой-то мере даже эталонно.

Ездить на Шкоде, чье поведение, в общем-то, близко к машинам классической компоновки, не сложно и даже интересно. Конечно, в быстрых поворотах, особенно на гравии, корму Шкоды начинает сносить. Но она делает это так деликатно и предсказуемо, что вертлявость не только не пугает, а даже по-мальчишески заводит. Конечно, степень этой вертлявости зависит от скорости, можно и переборщить. Тем не менее, очень захотелось попробовать Garde зимой. Может, когда-нибудь и получится. Все-таки два десятка лет, которые завод Skoda делал заднемоторные автомобили, даром для инженеров не прошли: конструкцию довели до очень приличного уровня.

У Шкоды и «восьмерки» есть и ещё одна общая черта — эстетика салонов очень похожа и отражает типичные стилистические решения начала 1980‑х: рационализм, но с претензией на некую монументальность. Пластиковая архитектура с довольно большим количеством сопряжений с точки зрения дизайна — вполне на европейском уровне тех лет. Однако по неровности зазоров, не всегда аккуратной подгонке элементов Skoda сродни, опять же, «восьмерке». Вдобавок чехи явно перемудрили с маленькими кругленькими приборами. Желая, видимо, добиться некой спортивности, сделали уж совсем мелкие, полуслепые циферблатики.

Но на этом купе вполне можно ездить и сегодня, даже получать некое удовольствие. И не надо никакой электроники, никаких ассистентов. Сюда бы только добавить кондиционер — этого достаточно. Правда, тогда 54 лошадям будет тяжеловато…

Начало 1980‑х — время противоречивое. Мир стремительно менялся: в музыке на смену року пришли диско и новая волна, изменилась архитектура, кино, да и автомобили.

Кстати, и Чехословакия, и СССР старались угнаться за мировым автопромом и во второй половине 1980‑х выпустили-таки совсем новые переднеприводные автомобили. Но в остальном в начале десятилетия гражданам стран соцлагеря мир казался прочным и стабильным. Правда, в 1982‑м в польском Гданьске ввели комендантский час, поскольку рабочие были не в восторге от очередного повышения цен. Зато в СССР приняли «Продовольственную программу», не увеличившую количество еды, зато куда более широко, нежели польские события, освещаемую в прессе. Но всё это недели на две померкло на фоне неожиданной кончины и пышных похорон престарелого советского генсека Леонида Брежнева.

Именно в 1982 году производство модели Garde перевели в Словакию, в Братиславу. Автомобиль ждала вторая жизнь. В 1984 году его немного модернизировали и нарекли новым именем — Skoda Rapid. Вернее — старым. Вспомнили вдруг довольно успешную модель по имени Rapid, выпускавшуюся еще в 1935–1947 годах. В 1986‑м купе получило двигатель рабочим объемом 1,3 л и мощностью 59 л.с., а в 1987‑м — даже 63‑сильный мотор. Вот эта версия по динамике была уж точно сравнима с «восьмеркой».

Однако и в нашей — ранней — машине есть своя притягательность. По ездовым повадкам она куда современней автомобилей 1960‑х и 1970‑х (при всем моем к ним уважении!), но еще — настоящая, натуральная. В том смысле, что не замучена сама и не мучает меня электроникой, бесконечно предупреждающей, одергивающей, мешающей прямому и честному общению человека с машиной. Эта поджарая, задорная, собранная Шкода искренне и с энтузиазмом делает свое дело, стараясь изо всех невеликих 54 сил. Отсюда и возникает некое ощущение гармонии, дружбы водителя и автомобиля. А это дорогого стоит.

Источник

Экстерьер обновленного BMW X6 M 2020 с хромированными деталями выглядит довольно удивительно Базовая версия мощного внедорожника BMW X3 M F97 получает двигатель с 480 л.с. BMW 745Le стал арт-каром Mercedes А238 E-Class Cabrio 2021 замечен перед штаб-квартирой Daimler в Штутгарте Большой ассортимент автомобильных запчастей в СПб

Лента новостей