У меня угнали машину при продаже — необычная «разводка»

У меня угнали машину при продаже — необычная «разводка»

Рассказывает Алексей Аксенов, адвокат, преподаватель кафедры уголовно-правовых дисциплин ИМПЭ им. А.С. Грибоедова.

— Я занимаюсь адвокатурой более 20 лет, и за это время мне довелось стать свидетелем разных жизненных ситуаций. Однако эта история даже для меня необычная. Поздним вечером мне позвонил Мурад (имена героев изменены. — Прим. ред.) — бизнесмен с Северного Кавказа, которого я периодически консультировал по юридическим вопросам. Он был очень встревожен: еще в обед племянник уехал продавать автомобиль и с тех пор пропал, а ведь шел уже первый час ночи. Буквально несколько минут назад Мураду звонили из отдела полиции города Жуковского и сказали, что племянник находится у них, он арестован. Мурад попросил меня поехать туда.

Когда я направлялся в отдел МВД, мне было известно, что племянник Мурада, 19-летний Аббас, поехал продавать его Toyota Camry. Бизнесмену некогда было возиться с машиной, и он дал парню задание провернуть сделку. Сумма была приличная, около 1 млн 500 тыс. рублей, с которой племяннику причитался «процент». Аббас не раздумывая согласился и выставил машину на сайте объявлений. Через пару дней с ним связался потенциальный покупатель, и молодой человек поехал показывать машину. Договорились встретиться в районе «Киевской» (станция метро в Москве. — Прим. ред.), и с тех пор от племянника нет никаких вестей, телефон выключен… Я никак не мог связать воедино все факты: если Аббас отправился продавать машину, за что же тогда его задержали?

Выяснилось: Аббас действительно поехал показывать автомобиль молодому человеку, которого заинтересовало объявление. Потенциальный покупатель, представившийся Михаилом, подозрений не вызвал: он был хорошо одет, общался вежливо, в целом производил приятное впечатление. Михаил рассказал, что он тоже коммерсант, а Camry берет для себя, но в будущем передаст авто родителям.

Покупателю Toyota очень понравилась, и он сказал, что готов взять ее без торга.

Это, кстати, был один из «крючков», на которые мошенники ловят продавцов машин. Им очень важно заключить сделку как можно скорее — пока «клиент еще тепленький». Аббас мысленно прикинул, что разницу в деньгах сможет оставить себе, и охотно показал Михаилу пакет документов на автомобиль. В бардачке лежали ПТС, свидетельство о регистрации автомобиля, два комплекта ключей, брелоков от сигнализации, договор купли-продажи, составленный на дядю (когда тот покупал новый автомобиль), а также нотариальная доверенность на его имя с правом подписи договора купли-продажи и оформления автомобиля в ГИБДД. Михаил был готов все подписать, но было одно «но». Деньги с собой покупатель не взял и предложил доехать до его дома в Жуковском (город примерно в 20 км от Москвы. — Прим. ред.).

Всю дорогу парни болтали о преимуществах Camry перед конкурентами, а когда подъехали к дому Михаила, он вышел из машины и вдруг насторожился. «Слушай, а чего это тут у тебя, вмятина на заднем крыле?» — спросил молодой человек. Аббас очень удивился и вышел из автомобиля. Как он говорит, без задней мысли оставил машину заведенной и направился к заднему правому колесу. Аббас даже не понял, как Михаил оказался за рулем и рванул с места.

Осознав, что его ограбили и что при себе у него нет ни телефона, ни документов, Аббас направился в полицию. Там он написал заявление об угоне автомобиля и передал его дежурному. Дальше с молодым человеком начали работать оперативники. Вместо того чтобы объявить автомобиль в розыск и выяснять обстоятельства грабежа (ст. 161 УК РФ. — Прим. ред.), оперативники стали интересоваться личностью Аббаса. Его пробили по базам внутреннего учета, попросили показать переписку в социальных сетях, расспрашивали про круг знакомств…

Из рассказа своего доверителя я понял, что несколько часов полицейские не искали угнанный автомобиль, а проверяли Аббаса на причастность к экстремистской деятельности или терроризму. Можно ли говорить, что здесь имело место превышение должностных полномочий? С одной стороны, оперативники должны работать не только над расследованием совершенных преступлений, но и предупреждать новые. С другой — «благодаря» такой профилактике время было упущено. Однако мы не стали поднимать шумиху и просто уехали, взяв копию заявления об угоне (оказалось, формально моего доверителя никто и не задерживал).

По опыту могу сказать, что находят угнанные автомобили очень редко. Мы предполагали, что Toyota Camry отправили на разборку. Но спустя пару месяцев автомобиль моего доверителя приехал ставить на учет в подмосковное ГИБДД некий Асад.

В качестве подтверждения своих прав на машину он предоставил договор купли-продажи. В нем от имени Мурада была сделана запись о том, что он якобы ее продал новому хозяину, о чем свидетельствовала также запись в ПТС. Таким образом, Асад стал «третьим» собственником авто и теперь хотел зарегистрировать его на себя. Полагаю, схема с новым покупателем была нужна, чтобы запутать следы. Но инспекторы ГИБДД выяснили, что автомобиль числится в угоне, и изъяли его.

Что машину нашли, Мураду сообщили из отдела МВД России по г.о. Жуковский. Я поехал туда в качестве его представителя. Мужчина, который привез ставить машину на учет, вел себя очень нагло, кричал, что купил эту Camry на законных основаниях и будет за нее судиться. А еще он говорил, что является представителем дагестанской диаспоры и хочет встретиться с первым хозяином автомобиля.

Пока мы ждали Мурада, я попытался объяснить Асаду, что в соответствии с гражданским законодательством он является добросовестным приобретателем (в силу ст. 302 ГК РФ). Но автомобиль себе оставить не сможет в связи с тем, что имущество может быть изъято у добросовестного приобретателя, если оно (имущество) выбыло из владения предыдущего собственника помимо его воли (в нашем случае речь идет о краже).

Тут я глянул в окно и увидел, что к отделению полиции подъехали четыре темных Гелендвагена. Из них вышли Мурад и еще несколько плечистых бородатых ребят. «А вот как раз хозяин автомобиля. Сейчас ему и объясните, почему собираетесь забрать машину», — заметил я. Он на это все посмотрел и стух. Развернулся и куда-то направился. Больше я его не видел. Очная встреча так и не состоялась, но мужчины созвонились: к Мураду нет претензий.

Вы спросите: но ведь было же еще уголовное дело по факту совершения грабежа? Угонщиков автомобиля так и не нашли. Проверялась версия о причастности Асада, но она не нашла подтверждения. Возможно, он также стал жертвой мошенников и просто купил у них автомобиль, не проверив его историю. Что же касается самой Toyota Camry, то она была передана Мураду на ответственное хранение (как вещественное доказательство по делу). Что было дальше с этой машиной и как он ею распорядился, мне неизвестно. Но то, что угнанный автомобиль вернулся к владельцу — редкий случай и, конечно же, счастье.

Источник

BMW X7 G07 и новый Mercedes GLS 2019-что общего? Новейший гоночный автомобиль BMW M2 CS Racing Новый «Мерседес-Майбах» S-класса получил гигантский сенсорный экран Porsche 911 на «механике» получит бесплатную опцию Кто и на чем приезжает в казино на границе с Россией

Лента новостей